Лучший сайт адвокатской палаты – 2016
Блоги пользователей
Согласно официальному заявлению Генеральной прокуратуры Российской Федерации в первом полугодии 2017 года более 4 000 человек были привлечены к административной ответственности за совершение коррупционных правонарушений.
Социальная миссия.
К вопросу о презумпции достоверности документов и информации
Сотовый оператор изменил в одностороннем порядке тариф: можно ли опротестовать?
Вопрос к бухгалтерии
Запись блога

Кафедра этики МГУ – О праве адвокатской корпорации на саморегулирование и недопустимости вмешательства в этическую саморегуляцию (к делу «Трунова»)


Пресс-служба АПМО
27.01.2017 09:31

   Этика как исследовательская дисциплина традиционно изучает мораль, т.е. бытующие в обществе представления о наилучших отношениях между людьми. Это могут быть либо межличностные отношения (любовь, дружба, уважение и т.д.) со свойственными им глубиной и искренностью, либо отношения в публичном пространстве, например, между гражданами государства, сотрудниками корпорации и т.д., которым в большей степени присущи утилитарность и формализм. Во втором случае мы имеем дело с феноменом общественной морали: комплексом ценностей, принципов и норм, регулирующих сферу социального взаимодействия. В современном мире эта сфера включает в себя множество пресекающихся профессионально и предметно ориентированных практик. Каждая из них ориентируются на принятые в обществе моральные представления, но при этом вынуждена их корректировать в зависимости от специфики своей области. Так появляется прикладная этика, которая разделятся на профессиональную (в этом смысле говорят о медицинской, педагогической, воинской и иных этиках) и корпоративную (деловая, академическая, этика государственной службы и т.д.).


   Смысл профессиональной этики заключается в том, что носители одной профессии добровольно объединяются в сообщества, которые на основании собственного понимания значения своей деятельности, а также на основании общественных ожиданий относительно данной профессии, устанавливают внутренние стандарты поведения членов сообщества.
   

   Важно отметить, что указанные стандарты формулируются сообществом добровольно, но, будучи принятыми и закреплёнными в соответствующих документах, они становятся обязательными для тех, кто считает себя членом сообщества.
Как правило, стандарты профессионального поведения, часто называемые «стандартами наилучшей практики», зафиксированы в этическом кодексе профессионального сообщества. Появление таких кодексов свидетельствует о том, что 1) профессия начинает осознавать себя как единая корпорация, ответственная за развитие важной сферы социальных отношений; 2) носители профессии дорожат своей репутацией, которая представляется особенно ценной в мире конкурентной борьбы. Профессиональные этические кодексы и сопутствующие им документы (миссии, регламенты, соглашения) также отмечают высокую социальную значимость профессии и формулируют её нормативно-ценностное содержание.
   Но для того, чтобы это содержание не оставалось лишь декларацией, а могло быть воплощено в реальную практику, профессиональное сообщество вводит институты этического регулирования, которые предусматривают наблюдение за исполнением членами сообщества их обязанностей, указанных в этическом кодексе. Эти институты получили называние«этические комиссии» или «комитеты по этике». В круг их полномочий входит разъяснение этических положений, внесённых в этические документы, а также рассмотрение жалоб на неэтичное поведение членов профессионального сообщества.
   В состав этических комиссий (комитетов) входят авторитетные профессионалы, обладающие наиболее высокой репутацией среди коллег. При вынесении решений относительно этического нарушения, а также при принятии санкций к нарушителям комиссии руководствуются не только этическими документами, но также существующими в профессиональном сообществе традициями, принятыми в обществе моральными представлениями, а также требованиями, которые общество предъявляет к профессии.
   Следует отметить, что профессиональная этика, хотя и представляет собой добровольно принятые на себя обязательства, фактически, на данный момент, является обязательной составляющей деловой культуры и важнейшей частью имиджа корпоративного сообщества, без которой невозможно представить современную социально ответственную профессию. Наличие одобренных сообществом механизмов саморегуляции является условием общественного признания за ним морального права оказывать помощь на профессиональной основе в конкретной области социальных отношений.
   Всё, сказанное выше, в полной мере относится к адвокатскому сообществу. Профессия адвоката обладает высокой социальной значимостью и является неотъемлемым институтом гражданского общества. Без адвокатуры не может быть гарантировано осуществление справедливости в сфере правосудия и не может быть реализован принцип состязательности сторон в суде. Стандарты наилучшей практики для российской адвокатуры были сформулированы в Кодексе профессиональной этики адвоката (принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003, редакция от 22.04.2015), который, в том числе, предусматривает введение практик этического регулирования (Раздел 2). Согласно Федеральномузакону РФ от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 02.06.2016) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатура является независимым профессиональным сообществом, не входящим в систему органов власти и действующим на основе самоуправления и корпоративности.


   Независимый статус адвокатуры и принцип самоуправления свидетельствует о том, что адвокатское сообщество обладает этической автономией, т.е. правом самостоятельноустанавливать нормативно-ценностные принципы своей деятельности и на их основании определять меру допустимости поведения членов сообщества.
   Поскольку адвокатура является институтом гражданского общества, то никакой внешний для неё институт не обладает достаточной компетенцией для вмешательства в процесс этической саморегуляции адвокатской корпорации.


   Полномочия по этическому регулированию, согласно этическому кодексу, сообщество адвокатов делегирует дисциплинарным органам (квалификационная комиссия и совет), которые, помимо иных видов деятельности, вправе рассматривать жалобы, признавать факты нарушения этического кодекса и применять этические санкции, самой строгой из которых является исключение виновного в нарушении профессиональной этики из адвокатского сообщества.


   Кандидат философских наук,
   доцент кафедры этики философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова
   А.А. Скворцов

 





Комментарии (1)


Сотников Дмитрий Валерьевич
31.01.2017 02:52

Согласен. Но тут есть правовой момент, который не совпадает с этическим и, бесспорно, заслуживает обсуждения.

Это ч. 5 ст. 17 ФЗ-63, которая говорит о том, что решения совета вынесенные в связи 1) с неисполнением/ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей перед доверителем, а также 2) с нарушением КПЭА - подлежат обжалованию в суде.

Насколько эта норма адекватна? В своем блоге я уже про это писал. Сформулирую проблему еще раз.

1. В 2013-2014 гг. у меня возникли разночтения с Палатой по поводу толкования оснований простановления статуса адвоката (п. 2 ч. 1 ст. 16 ФЗ-63). Я просил приостановить свой статус, ссылаясь на этот пункт. Палата же его прекратила. В данном случае не было спора об этичности конкретных поступков. Был спор в области толкования нормы права, содержащейся в ФЗ-63. Я обратился в суд, и суд принял мою позицию. Спор, на мой взгляд, чисто правовой. Статья допускает широкое толкование. Суд ее разъясняет.

2. Некий условный адвокат в нарушение порядка, установленного Палатой, набирает дела по 51 УПК РФ и своеобразно оказывает содействие следствию и суду (сплошь и рядом) - чистое нарушение п. 1 ч. 2 ст. 17 ФЗ-63. Палата принимает решение: лишить статуса. Адвокат идет в тот же суд, в котором он практикует (допустим, Палата находится на территории данного суда - что тоже возможно). И тут вопрос! Суд, получается, должен в случае, если он поддержит решение Палаты, одновременно признать право на защиту лиц, в отношении которых им вынесены "устоявшие" приговоры нарушенным? Создать основания для отмены приговоров? Пойдет ли он на это? Думаю нет!

3. Третий пример можно даже назвать "Казус Трунова". Это прямо относится к обжалованию в суде решения Совета по п. 2 ч. 1 ст. 17 ФЗ-63. Имеет ли право судебная власть вообще заниматься исследованием и оценкой дисциплинарного поступка адвоката по существу? Ведь адвокатское сообщество не может лишить судью мантии, собравшись и отменив решение ККС или ВС РФ! А судья, простой районный судья, получается может отменить решение коллегиального органа адвокатуры, вынесенное в соответствии с установленной процедурой, просто по тому, что он не согласен с данной им оценкой события проступка. Т.е. есть некое событие. Факт события не оспаривается. Палата дает ему оценку: порочит честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры. А судья при этом думает: "Ээээх, адвокаты, адвокаты, - было бы что порочить!" И с оценкой не соглашается. Один человек, судья, профессиональный юрист, не соглашается с оценкой коллегиального органа профессиональных юристов, произведенной в установленной законом процедуре в рамках имеющихся в соответствии с законом полномочий. Разве это справедливо? Разве справедливость - не цель любого судебного процесса?

Вот на это хотелось бы обратить внимание. На то, что основная проблема корпорации, поднятая "Казусом Трунова" в широте судейского усмотрения и полномочий в области определения этичности поступка адвоката в силу ч. 5 ст. 17 ФЗ-63. Думаю, что со стороны адвокатсткого сообщества - это предмет для работы и выхода с законодательными инициативами.

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии от своего имени, пожалуйста, выполните ВХОД или, если вы не зарегистрированы, - зарегистрируйтесь
Имя пользователя

Пароль


Запомнить меня

Забыли пароль?
Наверх