Лучший сайт адвокатской палаты – 2016
Ближайшие события
В ближайщее время ничего не намечается
Блоги пользователей
Предложение о сотрудничестве
У меня сегодня приятное событие!
Наркопреступления в РФ: анализ судебной и криминальной статистики
Спешите - билетов осталось мало!
Новый виток "РЕФОРМЫ"
Запись блога

Соблюдение положений ст. 109 УПК РФ при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания под стражей


Пеньковский Адриан Михайлович
21.07.2015 11:50

Здравствуйте, уважаемые коллеги.

За свою непродолжительную адвокатскую практику столкнулся со следующей проблемой.

Городские / районные суды, рассматривая ходатайства следователей о продлении сроков содержания под стражей обвиняемых, зачастую игнорируют УПК РФ. Причём это настолько очевидно и, мягко говоря, несправедливо, что понимаешь одно - нужно что-то предпринимать. 

В соответствии с положениями ст. 109 УПК РФ, регламентирующей порядок и основания продления срока содержания обвиняемых под стражей, этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до 6 месяцев:

- «…в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок … и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела.»

Таким образом, основным условием продления срока содержания под стражей обвиняемого свыше определённого срока является невозможность завершения предварительного следствия. Причём, даже в случае обоснованной невозможности завершения предварительного расследования в установленный срок, продление срока содержания обвиняемого под стражей свыше 6-ти месяцев допускается лишь в случаях особой сложности уголовного дела.

Каких-либо иных оснований для продления срока содержания под стражей обвиняемого, кроме вышеуказанных, законом не предусмотрено.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога" (далее – Постановление Пленума, ППВС РФ № 41) судам даны разъяснения, подтверждающие положения Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, в соответствии с которыми право на свободу, являющимся основополагающим правом человека, может быть ограничено лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке.

Таким образом, Конституция Российской Федерации, а также упомянутое Постановление Пленума однозначно ориентируют органы государственной власти на приоритет прав и свобод человека и гражданина над иными государственными и общественными интересами, и на необходимость неукоснительного соблюдения законов, в случаях их ограничения.

В качестве примера приведу следующий случай.

10.07.2015г. Мытищинским городским судом Московской области, рассмотревшим соответствующее ходатайство следователя СУ МУ МВД России «Мытищинское», было вынесено постановление о продлении срока содержания под стражей обвиняемого К. на 02 месяца 00 суток, а всего – до 11-ти месяцев 00 суток, т.е. до 11 сентября 2015г. включительно.

Стороной защиты было заявлено суду, что ходатайство следователя о продлении срока содержания обвиняемого К. под стражей не соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, в связи с чем не может быть в принципе удовлетворено на законных основаниях.

Суду было указано на то, что ни в постановлении следователя, ни в приложенных к нему материалах не указаны обстоятельства, в силу которых завершить расследование в установленный срок не представилось возможным; не приведены какие-либо аргументы, свидетельствующие об особой сложности уголовного дела.

Игнорируя упомянутые положения ст. 109 УПК РФ, обосновывая обжалуемое решение, суд сослался на следующие обстоятельства:

а) К. задержан и содержится под стражей на законных основаниях,

б) органами предварительного следствия соблюдён порядок предъявления ему обвинения,

в) представленные материалы указывают на наличие оснований у органов предварительного следствия для его уголовного преследования в объёме предъявленного ему обвинения,

г) основания, в связи с которыми К. была избрана исключительная мера процессуального принуждения не изменились,

д) органам предварительного следствия необходимо дополнительное время для устранения отмеченных прокурором нарушений, выполнения дополнительных следственных действий, что объективно усматривается из обстоятельств дела.

Подытоживая свои доводы, суд указал, что не усматривает оснований для изменения К. меры пресечения, поскольку приходит к убеждению, что «…содержание обвиняемого под стражей соответствует интересам общества и Российского государства».

Прошу заметить - ни слова о том, что следствие не удалось завершить к установленному сроку по уважительным причинам, ни слова об особой сложности дела.

Судом не была дана оценка тому обстоятельству (на это было обращено внимание суда защитником), что постановление о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования вынесено прокурором 08.06.2015г. (!), и только спустя один месяц и один день – 09.07.2015г., следователь принял дело к своему производству и возобновил предварительное следствие по нему. Таким образом, на протяжении указанного времени по делу никакая работа вообще не проводилась, что однозначно свидетельствует о халатности соответствующих должностных лиц, допустивших волокиту.

К. обвиняется в совершении одного эпизода преступной деятельности, был задержан на месте совершения преступления 07.10.2014г., и с указанного времени никакого противодействия в установлении фактических обстоятельств дела не предпринимал.

Пунктом 22 ППВС РФ от 19.12.2013 N 41 установлено, что при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного окончания расследования.

Сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве единственного и достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока содержания под стражей должно основываться на фактических данных, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения.

Как видим, и Конституция РФ, и УПК РФ, и ППВС РФ – единогласно «за нас». Однако суды с завидным упрямством игнорируют все вышеперечисленные нормы, аргументируя своё решение чем угодно, вплоть до «интересов общества и государства Российского», лишь бы не выполнить простые и не двусмысленные требования Закона, в соответствии с которыми человека из-под стражи надо освободить.

Возникает закономерный вопрос – что же делать в подобной ситуации. Обжалование подобных незаконных решений в суд апелляционной инстанции положительных результатов не даёт. Судами производится банальная подмена понятий: вместо приведения объективных доказательств невозможности завершения следствия в установленный срок – ссылаются на то, что закончить следствие без проведения ряда процессуальных действий – невозможно.

То, что закончить предварительное расследование без выполнения предусмотренных законом требований (о предъявлении обвинения «в окончательной редакции», о предъявлении материалов дела для ознакомления обвиняемым, т.д. и т.п.) невозможно – очевидно. Это прямо следует из сути уголовного процесса. Но в ст. 109 УПК РФ речь идёт о другом – о необходимости обоснования того, по каким объективным причинам следователь не завершил расследование в установленный срок.

Поскольку принятие судами подобных заведомо незаконных решений о продлении срока содержания под стражей обвиняемого нарушает их права, гарантированные ст. 22 Конституции РФ,  полагаю возможным и целесообразным обращение с соответствующими заявлениями в Следственный комитет РФ для проведении проверки в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ, поскольку в действиях судьи содержатся признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ. В вышеописанной ситуации, приведённой в качестве примера, мы так и поступили, ожидаем результата.

            Буду признателен за выражение вашего видения на данную проблему.





Комментарии (1)


Алексеев Артур Аркадьевич
23.07.2015 02:36

Здравствуйте,

 

К сожалению, практика такая уже давно и ничего не меняется.

Среди полномочий Верховного Суда РФ (п. 3 ст. 5 ФКЗ) указано: «дает судам разъяснения по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации».

Сейчас это единообразно.

Раньше так было только в отношении Верховного Суда РФ.

В п. 2 ст. 13 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» было прямо указано:

«2. По вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в Российской Федерации».

Мне на одном продлении срока содержания под стражей федеральный судья Московского городского суда в судебном заседании объяснил - в законе ведь не указано, что разъяснения Верховного суда РФ обязательны…

Логично предположить, что раз Верховный суд РФ «за нас», то если жалоба на указанный Вами судебный акт дойдет до него, то есть вероятность его отмены. Но к огромному сожалению даже из Верховного суда РФ бывает приходят судебные акты, которые по содержанию повторяют структуру постановлений некоторых арбитражных судов апелляционной инстанции – краткое изложение ваших доводов, изложение истории рассмотрения дела и вывод о том, что все судами было сделано правильно (без опровержения ваших доводов). В этом направлении остается обжаловать и надеяться на лучшее.

В УПК РФ предусмотрен случай, когда срок содержания под стражей вообще может быть продлен на неопределенный срок (п. 1 ч. 8 ст. 109 УПК РФ). Норма эта признана конституционной (Определение Конституционного суда РФ №184-О от 06.06.2003 г.)

Хотя в этом случае суды все равно каждые два месяца продляют срок содержания под стражей еще на два месяца. И пока вы будете обжаловать одно определение и дойдете до Верховного суда РФ, суд успеет принять еще минимум два. Как с ними быть, даже если ваше первое определение будет отменено, это отдельный вопрос, ведь это самостоятельные судебные акты, продляющие срок содержания под стражей до другой, более поздней даты…

Возникновение указанного вами постановления Пленума ВС РФ вызывает много вопросов. Основной из них – зачем такое постановление было принято, если было известно, что оно не будет учитываться нижестоящими судами, т.к. в противном случае освобождать придется почти всех?

 

В отношении Вашего обращения в Следственный комитет я думаю Вами будет получен отказ на основании ч. 8 ст. 448 УПК РФ:

«8. Не допускается возбуждение в отношении судьи уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного статьей 305 Уголовного кодекса Российской Федерации, в случае, если соответствующий судебный акт, вынесенный этим судьей или с его участием, вступил в законную силу и не отменен в установленном процессуальным законом порядке как неправосудный».

Т.е. сейчас это явно не способ решения проблемы.

Однако могу рассказать, как по аналогичному случаю происходило рассмотрение такого заявления, когда еще не было этой ч. 8 ст. 448 УПК РФ.

Было решение арбитражного суда Хабаровского края, в котором судья процитировал закон, написал, что условия процитированной нормы установлены судом, но решение принял обратное.

Заявитель пробовал обжаловать это решение в суд апелляционной и кассационной инстанции, где ему отказали (постановления без обоснований, просто повторяли решение суда первой инстанции).

Тогда заявитель попробовал обратился с Следственный комитет с заявлением о преступлении со ссылкой на ст. 305 УК РФ.

В соответствии с этой же статьей 448 УПК РФ тогда решение о возбуждении уголовного дела мог принимать только Председатель следственного комитета на основании заключения коллегии судей и с согласия квалификационной коллегии.

Вместо этого заявитель получил ответ от одного из работников Следственного комитета, что оснований для возбуждения дела нет (никакие заключения коллегий не получались).

Заявитель обращался повторно в следственный комитет и указывал на эти нарушения, в том числе на то, что решение принимать может только председатель следственного комитета.

Второе заявление было «отправлено по подведомственности» в Хабаровский край, где вообще попало не в следственный комитет (уже не помню куда) и оттуда был получен ответ, что в соответствии с внутренней инструкцией заявление такое не подлежит рассмотрению и возвращается заявителю.

Вся эта процедура длилась очень долго. За это время заявитель предъявил иск по другим основаниям уже в Москве и решение состоялось в его пользу. Поэтому дальше никаких действий в отношении заявления по ст. 305 УК РФ он не совершал.

Т.е. разницы с тем, что сейчас почти никакой, за исключением того, что сейчас вообще почти исключили необходимость рассмотрения таких заявлений.

Это еще одна причина по которой теперь все суды имеют еще меньше желания отменять судебные акты.

 

Кстати в отношении ознакомления с материалами дела суды (проверено на трех инстанциях) ставят знак равенства между понятиями «материалы дела» и «часть материалов дела» (применительно к ч. 6 ст. 109 УПК РФ) и поэтому фактически следствие может предъявить один том дела и дальше в силу п. 1 ч. 8 ст. 109 УПК РФ продлять срок содержания под стражей до бесконечности (пока не доделает остальные тома…).

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии от своего имени, пожалуйста, выполните ВХОД или, если вы не зарегистрированы, - зарегистрируйтесь
Имя пользователя

Пароль


Запомнить меня

Забыли пароль?
Наверх